ТОЛСТОЙ, Алексей Николаевич

граф (1882-1945)

Видный рус. сов. прозаик и общественный деятель, более известный произв. др. жанров, один из ведущих отечественных авторов 1920-40-х гг., оценка личности к-рого в последние годы претерпела кардинальные изменения; классик сов. НФ. Род. на хуторе Сосновка (Самарской губ.), учился в СПБ на инженера-технолога, но в 1901 г. оставил учебу, целиком посвятив себя лит. труду. В 1919 г. эмигрировал в Германию, вернулся в Россию в 1923 г. Акад. АН СССР. Лауреат Гос. премии СССР (1941, 1943, 1946).

В сов. период тв-ва Т. быстро завоевал статус "классово прозревшего" писателя, поставившего перо "на службу трудовому народу", официально признанного классика сов. лит-ры. В последнее время этот широко распространенный миф рассеялся, уступив место более прозаическому образу - нашедшего удобную экологическую нишу прагматика, соц. приспособленца, своим авторитетом в значительной мере создававшего "благопристойный" фасад сталинскому террору. Помимо естественного желания жить на родине, Т., будучи патриотом-"державником", интуитивно увидел в большевиках правопреемников великодержавной идеи, что во мн. определило его политич. лояльность. Эта во всех отношениях двойственная общественная позиция не отменяет худож. достижений Т., мн. из к-рых входят в золотой фонд отечественной лит-ры 20 в.; также трудно отрицать вклад писателя в становление сов. НФ. Последний определяется, в осн., двумя значительными НФ романами - написанной еще в эмиграции "Аэлитой" (1922-23 - "Аэлита (Закат Марса)"; 1923) и "Гиперболоидом инженера Гарина" (1925-26; фрагм. 1927 - "Гарин-диктатор"; 1933; испр. 1939); оба произв. многократно переизд. и были экранизированы (см. "Аэлита", "Гиперболоид инженера Гарина", "Крах инженера Гарина").

Сюжет "Аэлиты" явно навеян "марсианским" циклом Э. Берроуза, хотя критика оперативно указала на принципиальные различия "нашей" "космической оперы" (правильнее определить жанровую принадежность произв. и Э. Берроуза, и Т., как "героическую фэнтези" или фантастику "меча и волшебства") от "бурж."; несомненно, в процессе работы на автора оказали влияние модные в то время мистицизм и оккультизм (в част., гипотеза о жителях легендарной Атлантиды, переселившихся на Марс), а также знакомство с идеями К. Циолковского (см. Космические полеты). Сюжетно это история полета на Марс инженера-изобретателя Лося и красноармейца Гусева, попытавших там удачу: первый - в любви к прекрасной местной девушке-принцессе (см. Женщины в НФ, Контакт, Секс и эротика), второй - в "экспорте революции" (см. Политика, Социализм); но оба - безуспешно. Критики-современники приняли роман прохладно (даже симпатизировавшие автору К. Чуковский и Ю. Н. Тынянов), выделив, правда, образ Гусева; однако время и читатели изменили эту позицию: роман превратился в одну из самых читаемых книг в сов. НФ, а самым привлекательным образом стала героиня, давшая роману название. Символ неземной (во всех смыслах) любви, побеждающей пространство и время (в переработках для дет. изд. она, разумеется, сведена лишь к платоническим "вздохам"), оказался особенно созвучен молодому читателю 1960-80-х гг., когда именем марсианской принцессы назывались малые планеты и молодежные кафе; это имя принадлежит и первой сов. премии НФ, присуждаемой с 1981 г.

В отличие от "Аэлиты", остросюжетный (и в лит. отношении более эклектичный и "сырой") роман "Гиперболоид инженера Гарина" принадлежит определенной лит. традиции, уже вполне сложившейся к тому времени, - т.н. "красному Пинкертону". Герой романа - изобретатель Гарин - с помощью прибора, обеспечивающего концентрацию теплового луча, пробивается к неиссякаемым запасам золота в земной коре, привлекает на свою сторону амер. финансового воротилу и, грозя миру экономической катастрофой, становится диктатором; однако его властолюбивые амбиции вовремя остановлены сов. чекистом Шельгой, поднявшим восстание рабочих (см. Изобретения и открытия, Оружие, Политика, Ученые, Физика, Экономика). Критики и специалисты-ученые отмечали необыкновенную для своего времени науч. достоверность придуманного Т. "гиперболоида", в осн. чертах предвосхитившего совр. лазер (см. Научность НФ, Предвидения); меньшее внимание уделялось образу Гарина - по сути, фашиствующего идеолога-властолюбца, вооруженного новейшими достижениями науки; фигуры, появившейся не в 20 в., но именно в 20 в. представившей наиб. общественную опасность (см. Антифашистская НФ). Ряд созвучных сюжетных деталей можно найти и в менее удачной повести Т. - "Союз пяти", впервые изд. в сб. "Союз пяти" (1925).

К НФ Т. обращался также в ряде драматических произв.: пьесе "Бунт машин. Сцены" (1924), представляющей вольную переработку знаменитой пьесы К. Чапека "R.U.R.", комедии "Фабрика молодости" (1930), а также написанной в соавт. с П. С. Сухотиным пьесе о грядущей войне - "Это будет" (1930). Классикой отечественной дет. лит-ры стала сказка Т., навеянная повестью итал. писателя Карло Коллоди "Приключения Пиноккио" (1883), но по сути представляющая собой самостоятельное произв., - "Золотой ключик, или приключения Буратино" (1935; 1936).

В.Р.

Лит. (выборочно):
И.А.Векслер "А.Н.Толстой. Жизненный и творческий путь" (1948).
А.В.Алпатов "Творчество А.Н.Толстого" (1956).
Л.Поляк "А.Н.Толстой-художник. Проза" (1964).
М.Черный "Путь Алексея Толстого" (1981).
"Воспоминания об А.Н.Толстом" (1982).
"Художественный мир А.Н.Толстого" (1983).


Дополнительные материалы:

Вл. Гаков. "Нестареющая Аэлита"
Вл. Гаков. "Лазер в 1926 году"


Все обсуждения — на «Форумах». Пожелания — в «Гостевой». Здесь комментарии только для дополнений и уточнений.